Оригинальные исследования

Влияние сахарного диабета 2 типа на течение и исходы внебольничной пневмонии у госпитализированных пациентов

DOI
10.32756/0869-5490-2023-1-30-35
Количество просмотров
669
Скачать статью в PDF
Цель

Установить особенности клинической картины, течения и исходы внебольничной пневмонии (ВП) у госпитализированных пациентов с сахарным диабетом (СД) 2 типа.

Материалы и методы

В исследовании приняли участие 120 пациентов с ВП (52,5% женщин, средний возраст 61,6±11,8 лет), у 54 из которых имелся СД 2 типа.

Результаты

Особенностями пациентов с ВП и СД 2 типа были старший возраст (р=0,002), более частое тяжелое течение ВП, более высокая частота сердечно-сосудистых заболеваний в анамнезе, отсутствие лихорадки или повышение температуры до субфебрильных значений в начале заболевания, меньшее количество лейкоцитов, нейтрофилов и лимфоцитов в крови. Эффективность стартовой эмпирической антибактериальной терапии у пациентов с СД была ниже, чем у больных без СД (46,3% и 74,2%, соответственно, р=0,002). В группе пациентов с СД как при моноинфекции (р=0,010), так и микст-инфекции (р=0,011) чаще выявляли грамотрицательные бактерии, в то время как у пациентов без СД – грамположительные микроорганизмы. Частота острых осложнений ВП у пациентов с СД была выше, чем у больных без СД (29,6% и 9,1%, соответственно, р=0,004). Острые диабетические осложнения наблюдались у 29,6% пациентов. Госпитальная летальность в группах пациентов с СД и без СД составила 3,7% и 3,0%, соответственно, а в течение года после выписки умерли 18,5% и 3,0% пациентов (р=0,006).

Заключение

Тяжелое течение ВП и высокий риск острых осложнений во время госпитализации и смерти в течение года после выписки позволяют выделить пациентов с ВП, ассоциированной с СД 2 типа, в отдельную группу высокого риска.

Внебольничная пневмония (ВП) относится к числу наиболее распространенных острых инфекционных заболеваний и характеризуется высокой смертностью [1]. В 2019 году в Российской Федерации зарегистрировано 769691 случай ВП (524,4 на 100 тыс. населения), что значительно превышает показатели прошлых лет (в 2014 году – 615326 случаев) [2]. К основным факторам риска развития и тяжелого течения ВП у взрослых относят сердечнососудистые заболевания [3,4], хронические заболевания легких [5,6], а также сахарный диабет (СД) [7,8]. По данным Федерального регистра, в начале 2021 года количество пациентов с СД в Российской Федерации составило 4,80 млн человек (3,23% населения), в том числе с СД 2 типа – 4,43 млн (92,5% от общего количества пациентов). При этом с 2014 года ежегодное количество новых случаев СД превышает 300 тыс [9]. ВП у пациентов с СД 2 типа склонна к затяжному и нетипичному течению, часто сопровождаются выраженной и длительной декомпенсацией углеводного обмена, отличается более высоким риском осложнений, высокой частотой госпитализаций и летальностью [10,11].

Целью исследования было установить особенности клинической картины, теченияи исходы ВП у госпитализированных пациентов с СД 2 типа.

Материал и методы

В проспективное наблюдательное исследование, проводившееся в одном центре (пульмонологическое отделение Республиканской кли ни ческой больницы им. Ш.Ш. Эпендиева, г. Грозный) включали пациентов в возрасте 18 лет и старше, госпитализированных с диагнозом ВП с 01.01.2019 по 01.07.2019 гг. Все пациенты дали информированное согласие на участие в исследовании. Протокол исследования был одобрен Локальным этическим комитетом Медицинского Института ФГАОУ ВО "Российский университет дружбы народов" (протокол № 30 от 17.06.2021 г.).

В исследование не включали пациентов с СД 1 типа. Диагноз ВП устанавливали в соответствии с клиническими рекомендациями [12]. Тяжесть ВП определяли с использованием критериев Американского общества инфекционных болезней и Американского торакального общества (IDSA/ATS). Диагноз СД 2 типа основывался на анам нестических данных, подтвержденных медицинской документа цией, включая применение пероральных противодиабетических препаратов или инсулина. Наличие осложнений СД 2 типа определяли в соответствии с "Алгоритмом специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом" [13].

Стартовую эмпирическую антибиотикотерапию (АБТ) назначали в соответствии с клиническими рекомендациями по лечению ВП с учетом наличия факторов риска, аллергических реакций на антибактериальные препараты и сопутствующих заболеваний. Всем пациентам с ВП, ассоциированной с СД 2 типа, при поступлении назначали препараты инсулина в соответствии с "Алгоритмами специализированной медицинской помощи больным СД" [13]. Дозу инсулина подбирали, чтобы достичь индивидуальные целевые показатели гликемического контроля.

До назначения системных антибактериальных препаратов собирали образцы мокроты, а перед началом искусственной вентиляции легких – трахеальный аспират. При тяжелой ВП отбирали два образца венозной крови из разных периферических вен. Образцы направляли в локальную лабораторию для культурального исследования.

Оценивали демографические данные (возраст, пол, образование), данные физического исследования, результаты лабораторных и инструментальных методов исследования, эффективность стартовой эмпирической АБТ, осложнения и исходы во время госпитализации и в течение года после выписки из стационара.

Статистический анализ. Количественные признаки, соответствующие нормальному распределению, представлены в виде среднего значения (М) и стандартного отклонения (SD). Нормальность распределения проверяли с использованием критериев Колмогорова-Смирнова и Лиллиефорса. Качественные признаки представлены в виде абсолютных чисел и долей. Сравнение количественных признаков, удовлетворяющих и не удовлетворяющим условиям нормального распределения, проводили с использованием t-критерия Стьюдента и критерия Манна-Уитни (U), соответственно. Качественные переменные сравнивали с использованием критерия χ2-Пирсона. Статистический анализ выполнен с использованием программ Statistica 10 и IBM SPSS Statistics 23.0.

Результаты

Характеристика больных. В исследовании приняли участие 120 госпитализированных пациентов с ВП (52,5% женщин, средний возраст 61,6±11,8 лет). У 54 из них был диагностирован СД 2 типа. Пациенты с СД были старше больных без СД, но не отличались от них по гендерному составу (табл. 1). Доля пациентов с высшим образованием была сопоставимой в двух группах (29,6% и 28,8%, соответственно, р=0,78). В группе пациентов с СД были выше частота тяжелой ВП и сопутствующих заболеваний сердечно-сосудистой системы и почек.

ТАБЛИЦА 1. Характеристика пациентов с ВП в зависимости от наличия СД 2 типа
Показатель СД 2 типа
(n=54)
Без СД 2
типа (n=66)
p
Примечание: ИБС – ишемическая болезнь сердца, ХОБЛ – хроническая обструктивная болезнь легких
Женщины, n (%) 26 (48,1) 29 (43,9) 0,330
Возраст, лет 64,9±9,7 58,8±13,4 0,002
Курение, n (%) 23 (42,6) 16 (24,2) 0,033
Тяжелая ВП, n (%) 18 (33,3) 10 (15,2) 0,019
Сопутств. заболевания, n (%) 38 (70,4) 29 (43,9) 0,004
   Артериальная гипертония 31 (57,4) 21 (31,8) 0,005
   ИБС 23 (42,6) 14 (21,2) 0,012
   Инфаркт миокарда в анамнезе 8 (14,8) 2 (3,0) 0,020
   Сердечная недостаточность 15 (27,8) 3 (4,5) 0,0001
   Инсульт в анамнезе 13 (24,1) 3 (4,5) 0,002
   ХОБЛ 12 (22,2) 7 (10,6) 0,083
   Бронхиальная астма 5 (9,3) 4 (6,1) 0,508
   Хроническая болезнь почек 16 (29,6) 4 (6,1) 0,001

У госпитализированных пациентов с ВП, ассоциированной с СД 2 типа, реже отмечались острое начало заболевания, повышение температуры тела (чаще наблюдался субфебрилитет, а не лихорадка) и кашель, была выше средняя частота сердечных сокращений, в то время как частота слабости и утомляемости, одышки и болей в грудной клетке, частота дыхательных движения и степень насыщения крови кислородом (SpO2) достоверно не отличались между двумя группами (табл. 2). При рентгенографии у пациентов с ВП и СД 2 типа чаще выявляли двустороннее поражение легких (29,6% и 12,1%, соответственно, р=0,018).

ТАБЛИЦА 2. Клиническая характеристика пациентов с ВП в зависимости от наличия СД 2 типа
Показатель СД 2 типа
(n=54)
Без СД 2
типа (n=66)
p
Примечание: *повышение температуры тела выше 38,0оС; ЧДД –частота дыхательных движений; ЧСС – частота сердечных сокращений; SpO2 – насыщение крови кислородом
Острое начало, n (%) 32 (59,3) 51 (77,3) 0,034
Повышение темп. тела, n (%) 29 (53,7) 48 (72,7) 0,031
Лихорадка*, n (%) 8 (14,8) 27 (40,9) 0,011
Слабость и утомляемость, n (%) 43 (79,6) 42 (63,6) 0,055
Кашель, n (%) 39 (72,2) 59 (89,4) 0,016
Кашель с мокротой, n (%) 15 (27,8) 33 (50,0) 0,087
Одышка, n (%) 20 (37,0) 21 (31,8) 0,550
Боли в грудной клетке, n (%) 8 (14,8) 12 (18,2) 0,622
ЧДД в минуту 22,8±6,9 22,4±6,2 0,770
SpO2, %, 90,3±5,6 91,5±6,1 0,259
ЧСС в минуту 96,4±18,0 89,6±17,6 0,039

Среднее количество лейкоцитов и палочкоядерных нейтрофилов при поступлении в обеих группах превышало референсные значения, однако у пациентов с СД эти показатели, как и среднее количество лимфоцитов, были ниже, чем у больных без СД (табл. 3). Средняя СОЭ была сходной в двух группах, в то время как среднее содержание СРБ было ниже у пациентов с СД.

ТАБЛИЦА 3. Лабораторные показатели при поступлении пациентов с ВП в зависимости от наличия СД 2 типа
Показатель СД 2 типа
(n=54)
Без СД 2
типа (n=66)
p
Примечание: *случайное определение. СКФ – скорость клубочко-вой фильтрации, рассчитанная по формуле CKD-EPI, СРБ –С-реактивный белок, СОЭ – скорость оседания эритроцитов
Эритроциты, ×1012 4,4±0,6 4,5±0,5 0,644
Гемоглобин, г/л 136,9±13,0 134,2±12,9 0,982
Лейкоциты, ×109 11,1±5,6 14,2±4,3 0,001
Палочкояд. нейтрофилы, ×109 7,2±3,6 10,2±3,3 0,0001
Лимфоциты, ×109 2,9±1,9 3,8±1,9 0,010
Тромбоциты, ×109 225,8±65,4 208,3±75,4 0,183
СОЭ, мм/ч 21,5±7,6 22,4±7,5 0,561
Глюкоза, ммоль/л* 10,5±2,9 5,6±1,4 <0,01
Общий белок, г/л 67,1±8,1 71,2±9,9 0,016
Альбумин, г/л 39,0±7,0 42,4±7,2 0,010
Мочевина, мг/дл 14,7±4,6 13,0±3,0 0,024
Креатинин, мкмоль/л 87,1±14,6 72,0±15,4 0,0001
СКФ, мл/мин/1,73 м² 70,1±14,9 90,1±18,4 0,0001
СРБ, мг/л 89,8±54,9 111,3±53,8 0,028

Для пациентов с СД была характерна гипергликемия, а у пациентов без СД средний уровень глюкозы не превышал референсные значения. Средние концентрации общего белка и альбумина в сыворотке в сравниваемых группах соответствовали референсным значениям, но были ниже у пациентов с СД. Кроме того, у пациентов с СД были выше средний уровень сывороточного креатинина и ниже средняя скорость клубочковой фильтрации (СКФ), рассчитанная по формуле CKD-EPI.

Эффективность эмпирической АБТ. Эффективность стартовой АБТ у пациентов с СД была ниже, чем у пациентов без СД (46,3% и 74,2%, соответственно, р=0,002). Схемы и результаты стартовой АБТ приведены в табл. 4.

ТАБЛИЦА 4. Оценка эффективности стартовой АБТ у пациентов с СД 2 типа и без СД 2 типа
Группы пациентов/схемы терапии Улучшение, n/N (%)
СД 2 типа Без СД 2
Нетяжелая ВП без значимых сопуствующих заболеваний и других факторов риска
   Амоксициллин + клавулановая кислота в/в 1,2 г 4 р/сут - 25/32 (78,1)
   Левофлоксацин в/в 0,5 г 2 р/сут - 2/2 (100)
Нетяжелая ВП со значимыми сопуствующими заболеваниями и другими факторами риска
   Амоксициллин + клавулановая кислота в/в 1,2 г 4 р/сут 10/17 (52,9) 13/19 (68,4)
   Цефтриаксон в/в 2 г 2 р/сут; 6/17 (35,3) 2/2 (100)
   Левофлоксацин в/в 0,5 г 2 р/сут 1/2 (50) 1/1 (100)
Тяжелая ВП без факторов риска
   Цефтриаксон в/в 2 г 2 р/сут + азитромицин в/в 0,5 г 1 р/сут 5/12 (41,7) 3/7 (42,9)
   Левофлоксацин в/в 0,5 г 2 р/сут + цефтриаксон в/в 2 г 2 р/сут 1/4 (25) 2/2(100)
Тяжелая ВП с факторами риска
   Меропенем в/в 2 г 3 р/сут + левофлоксацин в/в 0,5 г 2 р/сут 2/2 (100) 1/1 (100)

Этиология ВП. Культуральное исследование мокроты было проведено у 44 (81,5%) пациентов с СД и 52 (78,8%) больных без СД. Частота выявления возбудителей ВП достоверно не отличалась между двумя группами: 63,6% (28/44) и 59,6% (31/52), соответственно. Моноинфекция была выявлена у 75,0% (21/28) и 74,2% (23/31) пациентов в двух группах, соответственно, микст-инфекция – у 25,0% (7/28) и 25,8% (8/31). В группе пациентов с СД наиболее частым возбудителем в случае моноинфекции была Klebsiella pneumoniae (25,0%), а в группе пациентов без СД – Streptococcus pneumoniae (32,3%) (табл. 5).

В группе пациентов с ВП и СД как при моноинфекции (р=0,01), так и при микст-инфекции (р=0,011) чаще встречались грамотрицательные бактерии K. pneumoniae, Haemophilus influenzae, Pseudomonas aeruginosa), а в группе пациентов без СД – грамположительные микроорганизмы (S. pneumoniae, Staphylococcus aureus). Однако S. pneumoniae в виде моноинфекции или микстинфекции выявили почти у половины пациентов обеих групп (46,4% и 45,2%, соответственно) (табл. 5).

ТАБЛИЦА 5. Сравнительная характеристика этиологии ВП
Возбудители СД 2 типа
(n=28)
Без СД 2
типа (n=31)
Streptococcus pneumoniae 5 10
Klebsiella pneumoniae 7 3
Staphylococcus aureus 2 7
Haemophilus influenzae 4 2
Pseudomonas aeruginosa 2 1
S. pneumoniae + H. influenzae 3 1
S. pneumoniae + S. aureus - 3
S. aureus + S. pyogenes - 2
Chlamydophila pneumoniae + P. aeruginosa 2 -
S. pneumoniae + Mycoplasma pneumoniae 1 -
S. aureus + H. influenzae 1 1
S. pneumoniae + P. aeruginosa 3 1

Осложнения во время госпитализации. Острые осложнения во время госпитализации чаще развивались у пациентов с СД (29,6% и 9,1%, соответственно, р=0,004). Наиболее частыми осложнениями в двух группах были дыхательная недостаточность (11,1% и 6,1%, соответственно), острые сердечно-сосудистые события, в том числе острая сердечная недостаточность, инфаркт миокарда и аритмии (7,4% и 0%), инфекционно-токсический шок (3,7% и 1,5%) и абсцесс легкого (3,7% и 1,5%). Развитие острых недиабетических осложнений в 78,4% случаев ассоциировалось с неэффективной стартовой эмпирической АБТ. Острые диабетические осложнения наблюдались в 29,6% случаев, в том числе гипогликемия (11,1%), лактацидоз (9,2%), гиперосмолярное гипергликемическое состояние (1,5%) и диабетический кетоацидоз (3,7%).

Летальность. Госпитальная летальность в группах пациентов с СД и без СД составила 3,7% и 3,0%, соответственно. Причинами смерти больных СД были острая сердечная недостаточность и инфаркт миокарда (по 1 случаю), а пациентов без СД – инфекционно-токсический шок и острая дыхательная недостаточность (по 1 случаю). В течение 12 мес после госпитализации умерли 18,5% пациентов с СД и 3,0% пациентов без СД (р=0,006). Установить причины смерти не удалось в связи с отказом родственников от вскрытия по религиозным соображениям. Наличие СД 2 типа у пациентов с ВП повышало вероятность летального исхода в 4 раза (отношение шансов 4,19; 95% доверительный интервал 1,35-13,0).

Обсуждение

В настоящем исследовании пациенты с ВП, ассоциированной с СД 2 типа, были старше пациентов группы сравнения, что объясняется значительным увеличением заболеваемости СД 2 типа в среднем и особенно в пожилом возрасте [14]. В то же время две группы не отличались по гендерному составу и уровню образования. У пациентов с СД 2 типа чаще отмечалось тяжелое течение ВП, что согласуется с результатами других исследований [15,16] и может отражать снижение иммунитета на фоне хронического воспаления и окислительного стресса [17,18].

В группе пациентов с ВП и СД 2 типа была выше частота сопутствующих заболеваний сердечно-сосудистой системы (артериальной гипертонии, ИБС, сердечной недостаточности, инфаркта и инсульта в анамнезе) и почек. Аналогичные данные получены в зарубежном исследовании у 2407 больных ВП, сочетавшейся (n=516) и не сочетавшейся с СД (n=1891). У пациентов с СД была достоверно выше частота хронических легочных заболеваний (32,6% и 26,9%, соответственно, р=0,01), хронических сердечно-сосудистых заболеваний (31,2% и 21,4%, р<0,001), хронической болезни почек (12,8% и 7,7%, р<0,001), цереброваскулярной болезни (16,5% и 9,6%; р<0,001) и некоторых других заболеваний [19]. Ассоциация СД 2 типа с различными сопутствующими заболеваниями может объясняться развитием макро- и микроангиопатии [20], формиро ванием возраст-ассоциированных заболеваний и дисфункцией иммунной системы в условиях гипергликемии [21].

Анализ клинических данных при поступлении в стационар позволил выделить ряд особенностей ВП у пациентов с СД 2 типа. В этой группе реже отмечались острое начало заболевания, кашель и повышение температуры тела. Стертая клиническая картина ВП у пациентов с СД 2 типа может затруднить установление диагноза и может быть причиной врачебных ошибок. Сходные данные были получены и в других исследованиях [19,22]. Лейкоцитоз и увеличение количества палочкоядерных нейтрофилов, характеризующие системный воспалительный ответ организма, наблюдались в обеих группах, однако у пациентов с СД 2 типа они были менее выраженными.

У отдельных пациентов с ВП без СД 2 типа была выявлена гипергликемия, которая имела стрессовый характер и связана с адаптивной реакцией организма, характеризующейся активацией симпатической нервной системы и выработкой контринсулярных гормонов с целью увеличениея энергообеспечения [23,24]. По данным Н.А. Иноятовой и соавт. [25], частота стрессовой гипергликемии у пациентов, госпитализированных в отделения реанимации и интенсивной терапии с острым коронарным синдромом или инсультом, достигает 45%. При этом в случае нарастания гипергликемии более 10 ммоль/л частота неблагоприятных исходов возрастала до 58% [25]. Данные исследований свидетельствуют также о том, что гипергликемия способствует развитию и ухудшению течения инфекционных процессов [26,27].

Одним из важных показателей качества ведения пациентов с ВП является ранняя и адекватная АБТ, которая улучшает течение заболевания. В нашем исследовании эффективность эмпирической АБТ в группе пациентов с СД 2 типа была ниже, чем в группе пациентов без СД (46,3% и 74,2%, соответственно). Сходные данные об эффективности стартовой АБТ у пациентов с ВП, не страдающих СД, получены Т.В. Александровой и соавт. (70,0-77,2%) [28].

Разная эффективность эмпирической АБТ в сравниваемых группах обусловлена различиями в спектре возбудителей ВП у пациентов с СД 2 типа и без СД. В отличие от данных клинических рекомендаций, в которых указано, что ВП у пациентов с СД чаще всего вызывается S. pneumoniae, S. aureus, K. pneumoniae и E. coli (реже другими представителями Enterobacterales), в нашем исследовании у пациентов с СД 2 типа, проживающих в Чеченской Республике, чаще определялись грамотрицательные возбудители, такие как K. pneumoniae, H. influenzae, P. aeruginosa, или их ассоциация с грамположительными бактериями (S. pneumoniae. S. aureus), а также C. pneumoniaе и M. pneumoniae, которые в большинстве случаев устойчивы к бета-лактамным антибиотикам, рекомендуемым в качестве эмпирической монотерапии. Эти антибиотики не обладают антисинегнойной активностью, что также снижает эффективность эмпирической терапии.

Выявленные региональные особенности этиологических факторов ВП у пациентов с СД 2 типа, а также недостаточная эффективность стартовой АБТ свидетельствует о необходимости ее модификации. В ходе дальнейших исследований необходимо изучить целесообразность назначения данной группе пациентов комбинированной антибактериальной терапии, действующей в том числе на атипичную флору и P. aeruginosa. Выбор антибактериальных препаратов для лечения ВП у пациентов с СД 2 типа должен осуществляется с учетом региональных особенностей спектра потен циальных возбудителей ВП и профиля антибиотико резистентности. Препаратами выбора являются ингибиторзащищенные аминопенициллины, цефало спорины без антисинегнойной активности (цефотаксим, цефтриаксон, цефтаролин) или эртапенем в комбинации с макролидом. Возможно также применение респираторных фторхинолонов с цефотаксимом или цефтриаксоном.

Высокая эффективность стартовой АБТ у пациентов с ВП и СД 2 типа имеет особое значение, учитывая более высокий риск как диабетических, так и недиабетических осложнений при отсутствии ответа на лечение. Полученные нами данные согласуются с результатами опубликованных ранее исследований. Так, Т.В. Алек сандрова и соавт. показали, что у пациентов с неэффективной стартовой АБТ достоверно чаще наблюдается тяжелое течение ВП и развиваются осложнения заболевания [28]. Согласно литературным данным [29], наиболее частыми осложнениями тяжелой ВП являются дыхательная недостаточность (94,0% пациентов), церебральная дисфункция (43,7%) и инфекционно-токсический шок (27,6%). В нашем исследовании осложненное течение ВП было зарегистрировано у 29,6% и 9,1% пациентов, страдавших и не страдавших СД 2 типа. Основными осложнениями были острая дыхательная недостаточность и острые сердечно-сосудистые заболевания (последние наблюдались только у пациентов с СД 2 типа).

ВП, как и любое другое инфекционное заболевание, создает угрозу декомпенсации углеводного обмена у пациентов с сопутствующим СД и развития диабетического кетоацидоза, гиперосмолярных состояний и гипогликемии [19]. В нашем исследовании основными диабетическими осложнениями у пациентов с ВП были гипогликемия (37,5% от всех случаев диабетических осложнений), связанная с передозировкой инсулина, и лактацидоз (31,3%), который объясняется развитием гипоксии, нарушением кровообращения и гипоперфузией вследствие дыхательной недостаточности [10]. Необходимо отметить, что при совместном назначении некоторых АБП и сахароснижающих препаратов, метаболизирующихся в печени, возможно увеличение концентрации последних с риском развития гипогликемии [30]. Кроме того, гипоксия и риск развития лактацидоза могут быть причиной отмены метформина [31].

Согласно литературным данным [16], у пациентов с ВП, сочетавшейся с СД, общая смертность была выше, чем у пациентов без СД (отношение рисков 2,47; 95% доверительный интервал 2,05-2,98). В нашем исследовании смертность больных СД 2 типа в течение 12 мес после выписки из стационара значительно превышала таковую у пациентов без СД 2 типа. В то же время госпитальная летальность в сравниваемых группах не превышала среднестатистических данных по Российской Федерации [29,32].

Заключение

Тяжелое течение ВП и высокий риск острых осложнений во время госпитализации и смерти в течение года после выписки позволяют выделить пациентов с ВП, ассоциированной с СД 2 типа, в отдельную группу высокого риска. У таких пациентов предпочтительна комбинированная стартовая АБТ с учетом региональных особенностей спектра потенциальных возбудителей ВП. Регулярный мониторинг гликемии у госпитализированных пациентов с ВП позволяет выявлять случаи как гипо-, так и гипергликемии, что может предотвратить возникновение декомпенсации и тяжелых осложнений СД.

Используемые источники

  1. Eshwara V, Mukhopadhyay C, Rello J. Community-acquired bacterial pneumonia in adults: An update. Indian J Med Res 2020;151(4):287-302.
  2. Котова Е.Г., Кобякова О.С., Стародубов В.И. и др. Заболеваемость всего населения России в 2019 году с диагнозом, установленным впервые в жизни: статистические материалы. М.: ЦНИИОИЗ Минздрава России, 2021, 143 с.
  3. Lin CJ, Chang YC, Tsou MT, еt al. Factors associated with hospitalization for community-acquired pneumonia in home health care patients in Taiwan. Aging Clin Exp Res 2020;32(1):149-55.
  4. Mancini D, Gibson GT. Impact of pneumonia in heart failure patients. J Am Coll Cardiol 2021;77(16):1974-6.
  5. Hespanhol V, BЗrbara C. Pneumonia mortality, comorbidities matter? Pulmonology 2020;26(3):123-9.
  6. Piazza T, Moreira DP, Rocha HAD, et al. Comorbidities and in-hospital death of viral pneumonia adults admitted to SUS (2002-2015). Rev Saude Publica 2021;55:43.
  7. Cheng S, Hou G, Liu Z, et al. Risk prediction of in-hospital mortality among patients with type 2 diabetes mellitus and concomitant community-acquired pneumonia. Ann Palliat Med 2020;9(5):3313-25.
  8. López-de-Andrés A, Perez-Farinos N, de Miguel-Díez J, et al. Type 2 diabetes and postoperative pneumonia: An observational, population-based study using the Spanish Hospital Discharge Database, 2001-2015. PLoS One 2019;14(2):e0211230.
  9. Дедов И.И., Шестакова М.В., Викулова О.К. и др. Эпидемиологические характеристики сахарного диабета в Российской Федерации: клинико-статистический анализ по данным Федерального регистра сахарного диабета на 01.01.2021. Сахарный диабет 2021:24(3):204-21 [Dedov II, Shestakova MV, Vikulova OK at al. Epidemiological characteristics of diabetes mellitus in the Russian Federation: clinical and statistical analysis according to the Federal diabetes register data of 01.01.2021. Diabetes mellitus 2021;24(3):204-21 (In Russ.)].
  10. Huang D, He D, Gong L, et al. Clinical characteristics and risk factors associated with mortality in patients with severe community-acquired pneumonia and type 2 diabetes mellitus. Crit Care 2021;25(1):419.
  11. Liu K, Lee GC. Healthcare utilisation and cost expenditures for pneumonia in individuals with diabetes mellitus in the USA. Epidemiol Infect 2019;147:e212.
  12. Внебольничная пневмония у взрослых. Клинические рекомендации. Межрегиональная ассоциация по клинической микробиологии и антимикробной химиотерапии. Российское респираторное общество. Министерство здравоохранения Российской Федерации. М., 2019. 97 с.
  13. Алгоритмы специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом. Под редакцией И.И. Дедова, М.В. Шестаковой, А.Ю. Майорова. 10-й выпуск. М.; 2021.
  14. Дедов И.И., Шестакова М.В., Викулова О.К. и др. Сахарный диабет в Российской Федерации: распространенность, заболеваемость, смертность, параметры углеводного обмена и структура сахароснижающей терапии по данным Федерального регистра сахарного диабета, статус 2017 г. Сахарный диабет 2018:21(3):144-59 [Dedov II, Shestakova MV, Vikulova OK, et al. Diabetes mellitus in the Russian Federation: prevalence, morbidity, mortality, parameters of carbohydrate metabolism and the structure of hypoglycemic therapy according to the Federal Register of Diabetes Mellitus, status 2017. Diabetes mellitus 2018:21(3):144-59 (In Russ.)].
  15. Бикташев Т.Р. Влияние коморбидных нарушений углеводного обмена на течение внебольничной пневмонии. Медицинский вестник Башкортостана 2021;16(1):119-23 [Biktashev TR. Influence of comorbid disorders of carbohydrate metabolism on the course of community-acquired pneumonia. Medical Bulletin of Bashkortostan 2021;16(1):119-23 (In Russ.)].
  16. Lepper PM, Ott S, Nüesch E, et al. German Community Acquired Pneumonia Competence Network. Serum glucose levels for predicting death in patients admitted to hospital for community acquired pneumonia: prospective cohort study. BMJ 2012;344:e3397.
  17. Chavez-Reyes J, Escarcega-Gonzalez CE, Chavira-Suárez E, et al. Susceptibility for some infectious diseases in patients with diabetes: the key role of glycemia. Front Public Health 2021;9:559595.
  18. Lim WS, Baudouin SV, George RC, et al. Pneumonia Guidelines Committee of the BTS Standards of Care Committee. British Thoracic Society guidelines for the management of community-acquired pneumonia in adults: update 2009. Thorax 2009;64(Suppl 3):iii1-55.
  19. Di Yacovo S, Garcia-Vidal C, Viasus D, et al. Clinical features, etiology, and outcomes of community-acquired pneumonia in patients with diabetes mellitus. Medicine (Baltimore) 2013;92(1):42-50.
  20. Гороховская Г.Н., Юн В.Л., Мартынов А.И. и др. Взаимосвязь сахарного диабета 2 типа и сердечно-сосудистой патологии: значение контроля гликемии на пути решения проблемы. Медицинский совет 2020;4:22-8 [Gorokhovskaya GN, Yun VL, Martynov AI. Interrelationship between type 2 diabetes mellitus and cardiovascular pathology: the importance of glycemic control in solving the problem. Meditsinskij sovet 2020;4:22-8 (In Russ.)].
  21. Ljubić S, Balachandran A, PavliЊ-Renar I, Metelko Ž. Pulmonary infections in diabetes mellitus. Diabetologia Croatica 2005;33(4):115-24.
  22. Фархутдинова Л.М. Новые возможности иммунологии в прогнозе течения сахарного диабета. Вестник Академии наук Республики Башкортостан. 2016;3(83):24-32. [Farkhutdinova LM. New possibilities of immunology in the prognosis of the course of diabetes mellitus. Bulletin of the Academy of Sciences of the Republic of Bashkortostan 2016;3(83):24-32 (In Russ.)].
  23. Preiser JC, Ichai C, Orban JC, Groeneveld AB. Metabolic response to the stress of critical illness. Br J Anaesth 2014113(6):945-54.
  24. Vedantam D, Poman DS, Motwani L, et al. Stress-induced hyperglycemia: consequences and management. Cureus 2022;14(7):e26714.
  25. Иноятова Н.А., Исаков А.Д., Нажмудинов Д.С. Стрессовая гипергликемия и новые пути еt коррекции. Известия Академии наук Республики Таджикистан. Отделение биологических и медицинских наук 2020;2(209): 82-8. E [Inoyatova NA, Isakov AD, Nazhmudinov DS. Stress hyperglycemia and new ways of its correction. Proceedings of the Academy of Sciences of the Republic of Tajikistan. Department of Biological and Medical Sciences 2020;2(209):82-8 (In Russ.)].
  26. Шестакова М.В., Никонова Т.В., Барышева В.О. и др. Вакцинация больных сахарным диабетом. Сахарный диабет 2022;25(1):50-60 [Shestakova MV, Nikonova TV, Barysheva VO, et al. Vaccination of patients with diabetes mellitus. Diabetes 2022;25(1):50-60 (In Russ.)].
  27. Шнейдер В.Э. Соколова В.В., Медведев С.Д. и др. Влияние гипергликемии на развитие инфекционных послеоперационных осложнений у кардиохирургических пациентов. Медицинская наука и образование Урала. 2018;19(3):46-9 [Shneider VE, Sokolova VV, Medvedev SD. Influence of hyperglycemia on the development of infectious postoperative complications in cardiosurgical patients. Medical science and education of the Urals 2018;19(3):46-9 (In Russ.)].
  28. Александрова Т.В., Муслимова О.В., Журавлева М.В. и др. Оценка эффективности и безопасности стартовой эмпирической антибиотикотерапии при внебольничной пневмонии у лиц среднего возраста. Безопасность и риск фармакотерапии 2022;10(2):118-27 [Aleksandrova TV, Muslimova OV, Zhuravleva MV. Evaluation of the efficacy and safety of starting empiric antibiotic therapy for community-acquired pneumonia in middle-aged people. Safety and risk of pharmacotherapy 2022;10(2):118-27 (In Russ.)].
  29. Харьков Е.И., Козлов Е.В., Бочкарева В.О. и др. Анализ летальности от внебольничной пневмонии в КГБУЗ КМК БСМП им. Н.С. Карповича за 2012-2016 годы. Журнал научных статей Здоровье и образование в XXI веке 2018;20(4):76-8 [Kharkov EI, Kozlov EV, Bochkareva VO, et al. Analysis of mortality from community-acquired pneumonia in the KGBUZ KMK BSMP im. N.S. Karpovich for 2012-2016. Journal of scientific articles Health and education in the XXI century 2018;20(4):76-8 (In Russ.)].
  30. Практическое руководство по антиинфекционной химиотерапии. Под ред. Л.С. Страчунского, С.Н. Козлова, Ю.Б. Белоусова. Смоленск: МАКМАХ, 2007, 427 c.
  31. Смирнова О.М. Место метформина в современном лечении и профилактике сахарного диабета 2 типа. Сахарный диабет 2010;3:83–90 [Smirnova OM. The place of metformin in the modern treatment and prevention of type 2 diabetes mellitus. Diabetes 2010;3:83–90 (In Russ.)].
  32. Надеев А.П., Козяев М.А., Абышев А.А. и др. Внебольничная пневмония: эпидемиология, этиология и клинико-морфологические параллели. Journal of Siberian Medical Sciences. 2019;4:20-9 [Nadeev AP, Kozyaev MA, Abyshev AA. Community-acquired pneumonia: epidemiology, etiology and clinical and morphological parallels. Journal of Siberian Medical Sciences 2019;4:20-9 (In Russ.)].

Версия на английском языке