Оригинальные статьи

Сравнение классификационных критериев гигантоклеточного артериита

DOI
10.32756/0869-5490-2023-3-44-49
Количество просмотров
168
Скачать статью в PDF
Цель

Сравнение диагностической ценности различных классификационных критериев гигантоклеточного артериита (ГКА).

Материалы и методы

В ретроспективном исследовании у пациентов с впервые диагностированным ГКА и ревматической полимиалгией (РПМ) оценивали три набора классификационных критериев, в том числе Американской коллегии ревматологов (ACR) 1990 г., пересмотренных критериев ACR 2016г. и новых критериев ACR и Европейского альянса ревматологических ассоциаций (EULAR) 2022 г. Выделяли 4 клинических варианта ГКА. Диагностическую ценность критериев определяли с помощью методов оценки качества бинарной классификации.

Результаты

Основную группу составили 84 пациента с ГКА, сочетавшимся или не сочетавшимся с РПМ (63 женщины, медиана возраста 67 лет), контрольную – 46 пациентов с РПМ (39 женщин, медиана возраста 66 лет). Более высокой чувствительностью характеризовались критерии ACR 2016 г. и ACR/EULAR 2022г. (71,4% и 71,4%, соответственно). По остальным показателям преимущество имели критерии ACR/EULAR 2022 г: специфичность – 97,8%, предсказанная ценность положительного результата – 98,4%, отрицательного результата – 65,2%, отношение правдоподобия положительного результата теста – 32,9, отрицательного результата – 0,3, индекс J Юдена – 0,695, AUC – 0,846, точность – 80,8%. Критерии ACR/EULAR 2022 г. были информативны как при черепном, так и при конституциональном фенотипах (два других фенотипа не анализировали в связи с малым количеством пациентов).

Заключение

Новые классификационные критерии ACR/EULAR 2022 г. имеют более высокую ценность при установленном васкулите крупных сосудов по сравнению с критериями ACR 1990 г. и 2016 г.

Гигантоклеточный артериит (ГКА; височный артериит, болезнь Хортона) – системный васкулит, развивающийся у людей пожилого и старческого возраста [1]. ГКА представляет собой артериит, часто гранулематозный, с поражением аорты и/или ее главных ветвей (преимущественно сонных артерий, с частым поражением височной артерии) [2]. ГКА часто сочетается с ревматической полимиалгией (РПМ) [3]. Выделяют несколько клинических фено типов ГКА: черепной, внечерепной (такаясуподобный), конституциональный и фенотип, при котором наблюдаются только симптомы РПМ (боли в шее, проксимальных мышцах рук и ног), но инструментально (ультразвуковая допплерография, компьютерная и магнитно-резонансная ангиография, позитронно-эмиссионная томография/ компьютерная томография – ПЭТ/КТ) определяется поражение крупных сосудов [4-7].

В 1990 г. Американской коллегией ревматологов (ACR) были представлены первые классификационные критерии ГКА (возраст ≥50 лет, локализованная впервые возникшая головная боль, болезненность при пальпации височной артерии и снижение ее пульсации, СОЭ>50 мм/ч и/или признаки некротизирующего воспаления височной артерии с преобладанием мононуклеарных клеток при гистологическом исследовании) [8], которые предназначались для формирования однородных выборок пациентов в клинических исследованиях, однако врачи нередко использовали их с диагностической целью в повседневной практике. Эти критерии применялиcь на протяжении четверти века [9] и были пересмотрены только в 2016 г. (табл. 1), хотя новые критерии не были валидированы [10].

ТАБЛИЦА 1. Классификационные критерии ACR 2016 г.
Критерии Баллы
Примечание: *воспаление ЛОР-органов и органа зрения, поражение почек, кожи и периферической нервной системы, инфильтративные изменения легких, лимфаденопатия, ригидность затылочных мышц, гангрена или изъязвление пальцев; **увеличеннае височной артерии или отсутствие пульсации (1 балл), болезненность при пальпации височной артерии (1 балл); ***cосудистый и/или периваскулярный фибриноидный некроз с лейкоцитарной инфильтрацией (1 балл) и гранулемы (1 балл)
Обязательные
   Возраст начала заболевания ≥50 лет -
   Отсутствие критериев исключения* -
Критерии I
   “Новая" локализованная головная боль 1
   Внезапное нарушениt зрения 1
   Ревматическая полимиалгия 2
   Перемежающаяся “хромота" нижней челюсти 1
   Поражение височной артерии** до 2
Критерии II
   Лихорадка неясного генеза и/или необъяснимая анемия; 1
   СОЭ ≥50 мм/ч 1
   Соответствующие гистологические изменения*** до 2

С 2011 по 2017 г. проводилось международное наблюдательное исследование DCVAS, целью которого была разработка диагностических и классификационных критериев системных васкулитов [11]. На основании результатов этого исследования были подготовлены новые классификационные критерии ГКА, опубликованные экспертами ACR/EULAR в 2022 г. (табл. 2) [12]. Данные критерии используются для верификации ГКА при установлении диагноза васкулита средних или крупных артерий. Следует еще раз подчеркнуть, что любые классификационные критерии предназначены для стандартизации отбора пациентов в научных исследованиях и могут не в полной мере удовлетворять потребности практикующих врачей.

ТАБЛИЦА 2. Классификационные критерии ACR/EULAR 2022 г.
Критерии Баллы
Примечение: сумма баллов должна составлять ≥6. *уменьшение или отсутствие пульсации, болезненность или уплотнение; **наличие гигантских клеток, моноцитарная инфильтрация или фрагментация внутренней эластической оболочки, “ореол" — однородное гипоэхогенное утолщение стенки;***стеноз, окклюзия или аневризма при КТ-, МР- или контрастной ангиографии, симптом “ореола" при ультразвуковом исследовании или накопление фтордезоксиглюкозы при ПЭТ
Обязательные
   Возраст начала заболевания ≥50 лет -
Клинические
   Утренняя скованность плечевого пояса или шеи +2
   Внезапная потеря зрения +3
   “Хромота" нижней челюсти или языка +2
   “Новая" головная боль в височной области +2
   Болезненность при пальпации волосистой части головы +2
   Изменения височной артерии* +2
Лабораторные, инструментальные и гистологические
   СОЭ ≥50 мм/ч и/или СРБ ≥10 мг/л до лечения +3
   Характерные изменения при биопсия височной артерии
или симптом “ореола" при УЗИ височной артерии**
+5
   Двустороннее поражение подмышечных артерий*** +2
   Накопление 18F-фтордезоксиглюкозы в аорте при ПЭТ +2

Долгое время ключевое значение в диагностике ГКА отводилось биопсии височной артерии, хотя результаты этого исследования оказываются отрицательными у 1540% таких пациентов [13-15], а при внечерепных фенотипах заболевания проведение биопсии височной артерии вообще не имеет смысла [16,17]. Главная особенность классификационных критериев ACR/EULAR 2022 г. – возможность использования неинвазивных методов визуализации крупных артерий для диагностики ГКА наравне с биопсией височной артерии.

Целью исследования было сравнение диагностической ценности различных наборов классификационных критериев у пациентов с ГКА.

Материал и методы

В ретроспективное исследование включали пациентов в возрасте старше 50 лет с диагнозом ГКА в сочетании с РПМ или без нее, а также с изолированной РПМ, обследованных в клинике им. Е.М. Тареева с 1998 по 2022 г. Основную группу составили пациенты с ГКА, контрольную – с изолированной РПМ. Из исследования исключали пациентов, у которых после установления диагноза ГКА или РПМ были обнаружены злокачественные опухоли или инфекции, вызванные вирусами гепатита В или С и вирусом иммунодефицита человека. Исследование было одобрено этическим комитетом Сеченовского Университета.

Выделяли следующие 4 клинических фенотипа ГКА:
  • Черепной ГКА: головная боль и/или нарушение зрения.
  • Внечерепной ГКА: разница в АД на руках/ногах, отсутствие пульса на артериях нижних и/или верхних конечностей.
  • ГКА с преобладанием общих симптомов (конституциональный), таких как лихорадка, слабость, снижение массы тела по крайней мере на 2 кг, утомляемость.
  • ГКА с клиническими проявлениями РПМ (боли в крупных суставах, шее, проксимальных мышцах верхних и нижних конечностей) и инструментальными признаками васкулита (утолщение комплекса интима-медиа ветвей дуги аорты по данным ультразвуковой допплерографии, компьютерной [КТ] или магнитнорезонансной [МР] ангиографии и/или накопление 18F-фтордезоксиглюкозы по данным ПЭТ).

Все включенные пациенты были оценены в соответствии с классификационными критериями ACR 1990 г., пересмотренными критериями ACR 2016 г. и критериями ACR/EULAR 2022 г. [8,10,12] на основании данных, полученных в течение по крайней мере одного месяца после установления диагноза.

Статистический анализ. Категориальные переменные представлены в виде абсолютных значений и частот (%), а количественные – в виде медианы и межквартильного интервала для величин с ненормальным распределением. Различия первых сравнивали с помощью точного теста Фишера, вторых – с помощью критерия Манна-Уитни. Классификационные критерии оценивали на основании чувствительности (Se), специфичности (Sp), предсказанной ценности положительного результата (PPV) и отрицательного результата (NPV), отношения правдоподобия положительного результата теста (LR+), отношения правдоподобия отрицательного результата теста (LR-), точности (Accuracy – Асс), а их общую диагностическую точность определяли с помощью индекса Юдена (чувствительность + специфичность – 1) с расчетом площади под ROC-кривой (AUC). Все показатели были представлены с 95% доверительным интервалом (ДИ). Различия считали значимыми при р<0,05.

Статистический анализ проводили с использованием программы IBM SPSS Statistics 26 (IBM Corporation, США) и программы MedCalc Software 20.121 (MedCalc Software Ltd, Бельгия).

Результаты

Основную группу составили 84 пациента с ГКА (63 женщины; медиана возраста 67 [61;72] лет), который в 41 случае сочетался с РПМ, контрольную – 46 пациентов с РПМ (39 женщин; медиана возраста 66 [62;75] лет). Восемнадцать (21%) пациентов принимали глюкокортикостероиды на момент установления диагноза. Клинико-лабораторная характеристика пациентов на момент установления диагноза приведена в табл. 3.

ТАБЛИЦА 3. Характеристика двух групп сравнения, а также различных фенотипов ГКА
Группы сравнения Фенотипы ГКА
Основная (n=84) Контроль (n=46) p Черепной (n=57) Конституциональный (n=16) Внечерепной (n=5) РПМ-подобный (n=6)
Примечание: *снижение остроты зрения, “мушки" перед глазами, выпадение полей зрения, боль в глазе, слепота на один глаз. Приведены медианы и интерквартильный размах, если не указано иное.
Женщины (%) 63 (75,0) 39 (85,0) 0,141 44 (77,2) 10 (62,5) 4 (80,0) 5 (83,0)
Возраст, лет 67 (61;72) 66 (62;75) 0,704 68 (63;73) 65 (57;69) 58 (57;60) 68 (65;76)
Симптомы, n (%)
   “Новая" головная боль 56 (66,7) 3 (6,5) 0,001 55 (96,5) 0 0 0
   Боли в проксимальных мышцах рук 39 (46,4) 39 (84,8) 0,001 31 (54,4) 6 (37,5) 1 (20,0) 0
   Боли в проксимальных мышцах ног 18 (21,4) 34 (73,9) 0,001 13 (22,8) 3 (18,8) 1 (20,0) 0
   Боли в крупных суставах 24 (28,6) 27 (58,7) 0,001 15 (26,3) 7 (43,8) 1 (20,0) 6 (100,0)
   Скованность 10 (11,9) 20 (43,5) 0,001 8 (14,0) 1 (6,3) 1 (20,0) 1 (17,0)
   Слабость 52 (61,9) 9 (19,6) 0,001 36 (63,2) 11 (68,8) 2 (40,0) 0
   Лихорадка 51 (60,7) 3 (6,5) 0,001 32 (56,1) 15 (93,8) 2 (40,0) 0
   Снижение массы тела 20 (23,8) 3 (6,5) 0,010 15 (26,3) 4 (25,0) 1 (20,0) 0
   Нарушение зрения* 15 (18,0) 0 (0) 0,010 14 (24,6) 1 (6,3) 0 0
СОЭ, мм/ч 60 (48;80) 40 (30;55) 0,001 57 (48;80) 71 (62;88) 7 (6;44) 75 (60;90)
СРБ, мг/л 36 (10;96) 24 (13;54) 0,373 35 (12;89) 60 (20;102) 38 (0;76) 93 (78;108)

Биопсия височной артерии была выполнена у 7 пациентов, из них только у 3 пациентов был подтвержден диагноз ГКА. Изменения височной артерии при ультразвуковом исследовании были выявлены у 24 (64,9%) из 37 пациентов с ГКА, накопление 18F-фтордезоксиглюкозы в стенке аорты и/или ее крупных ветвей – у 43 (91,5%) из 47, изменения ветвей дуги аорты при МР- или контрастной ангиографии – у 13 (81,3%) из 16. У 9 пациентов контрольной группы, которым проводилась ПЭТ, накопление 18F-фтордезоксиглюкозы в крупных сосудах отсутствовало.

У 39 (48%) пациентов диагноз ГКА подтверждался с помощью всех трех наборов критериев (рис. 1). В контрольной группе диагнозу ГКА соответствовали 3 (7%) пациента по критериям ACR 1990 г., 8 (17%) пациентов по пересмотренным критериям ACR 2016 г. и 1 (2%) пациент по критериям ACR/EULAR 2022 г.

Кумулятивная выживаемость без перехода на лечение программным гемодиализом
Рис. 1. Количество пациентов, у которых диагноз ГКА соответствововал различным классификационным критериям

Чувствительность классификационных критериев ACR 1990 г. составила 51,2%, пересмотренных критериев ACR 2016 г. и критериев ACR/EULAR 2022 г. – 71,4%, специфичность – 93,5%, 82,6% и 97,8%, соответственно (табл. 4). Предсказанная ценность положительного и отрицательного результатов была самой высокой у критериев ACR/EULAR 2022г. – 98,4% и 65,2%, соответственно. Эти критерии характеризовались также самым высоким отношением правдоподобия положительного результата – 32,5. Площадь под ROC-кривой для критериев ACR/EULAR 2022 г. составила 0,846 (рис. 2). Таким образом, по всем параметрам критерии ACR/EULAR 2022 г. имели преимущество перед двумя другими наборами критериев.

ТАБЛИЦА 4. Статистические показатели классификационных критериев
Показатели ACR 1990 г. ACR 2016 г. ACR/EULAR 2022 г.
Se, % 51,2 (40,0-62,3) 71,4 (60,5-80,8) 71,4 (60,5-80,8)
Sp, % 93,5 (82,1-98,6) 82,6 (68,6-92,2) 97,8 (88,5-99,9)
PPV, % 93,5 (82,5-97,8) 88,2 (79,8-93,5) 98,4 (89,6-99,8)
NPV, % 51,2 (45,4-56,9) 61,3 (52,4-69,5) 65,2 (57,1-72,5)
LR+ 7,9 (2,6-23,9) 4,1 (2,2-7,8) 32,9 (4,7-229,4)
LR 0,5 (0,4-0,7) 0,4 (0,2-0,5) 0,3 (0,2-0,4)
Acc,% 66,2 (57,3-74,2) 75,4 (67,1-82,5) 80,8 (72,9-87,2)
Индекс J Юдена 0,447 0,540 0,695
(0,298-0,557) (0,368-0,676) (0,574-0,786)
AUC 0,723 0,770 0,846
(0,638-0,798) (0,688-0,839) (0,773-0,904)
р <0,0001 <0,0001 <0,0001
Кумулятивная выживаемость без перехода на лечение программным гемодиализом
Рис. 2. ROC-кривые для классификационных критериев ГКА

У 57 (68%) из 84 пациентов был выделен черепной ГКА, у 5 (6%) – внечерепной, у 16 (19%) – конституциональный, у 6 (7%) пациентов с клиническими проявлениями РПМ признаки ГКА определялись по данным ультразвукового исследования и/или ПЭТ/КТ. Диагностическую ценность различных классификационных критериев оценивали только при черепном и конституциональном фенотипах ГКА в связи с малым количеством пациентов с другими фенотипами (табл. 5). Чувствительность пересмотренных критериев ACR 2016 г. и критериев ACR/EULAR 2022 г. при черепном фенотипе была выше, чем при конституциональном. При обоих фенотипах ГКА наблюдалась разница в чувствительности и специфичности между критериями ACR 1990 г. и двумя другими наборами критериев. Как при черепном, так и конституциональном фенотипах ГКА самой высокой диагностической точностью обладали критерии ACR/EULAR 2022 г. Площадь под ROCкривой при черепном фенотипе превышала 0,8 для всех критериев, однако статистически значимое ее значение при конституциональном фенотипе было получено только при использовании критериев ACR/EULAR 2022 г. Таким образом, диагностическая точность всех трех групп критериев была выше для черепного фенотипа ГКС, однако критерии ACR/EULAR 2022 г. продемонстрировали высокую точность и при конституциональном фенотипе.

Обсуждение

Мы впервые провели исследование классификационных критериев ГКА в российской популяции пациентов. Ранее в похожем исследовании F. Wiberg и соавт. оценивали критерии ACR 1990 г. и пересмотренные критерии ACR 2016 г. [18]. Чувствительность и специфичность первых составили 93,1% и 28,4%, соответственно, вторых – 72,4% и 94,0%. По общей диагностической точности пересмотренные критерии ACR превосходили критерии ACR 1990 г. (индекс Юдена 0,66 и 0,22, соответственно). В нашем исследовании чувствительность классификационных критериев ACR 1990 г., напротив, была ниже таковой пересмотренных критериев (51,2% и 71,4%, соответственно), а специфичность выше (93,5% и 82,6%). Более низкая чувствительность критериев ACR 1990 г. у обследованных нами пациентов объяснялась тем, что биопсия височной артерии, которая характеризуется высокой специфичностью, но низкой чувствительностью [19], была выполнена только в 4% случаев.

Т. Mansoor и соавт. анализировали чувствительность и специфичность классификационных критериев ACR 1990 г. и пересмотренных критериев ACR 2016 г. у 59 пациентов с ГКА, которым проводилась биопсия височной артерии. До биопсии AUC составила 0,602 для критериев ACR 1990 г. и 0,693 для пересмотренных критериев, после биопсии – 0,878 и 0,906, соответственно. В нашем исследовании показатель AUC был ниже – 0,723 для критериев 1990 года и 0,770 для пересмотренных критериев. Разница в данных, вероятно, обусловлена меньшим количеством биопсий височной артерии в нашей выборке [20].

ТАБЛИЦА 5. Статистические показатели критериев ГКА при черепном и конституциональном фенотипах
Черепной фенотип ГКА Конституциональный фенотип ГКА
ACR 1990 г. ACR 2016 г. ACR/EULAR 2022 ACR 1990 г. ACR 2016 г. ACR/EULAR 2022
Se, % 71,9 (58,5-83,0) 89,5 (78,5-96,0)> 82,5 (70,1-91,3) 93,5 (82,1-98,6) 37,5 (15,2-64,6) 62,5 (35,4-84,8)
Sp, % 93,5 (82,1-98,6) 82,6 (68,6-92,2) 97,8 (88,5-100,0) 6,3 (0,2-30,2) 82,6 (68,6-92,2) 97,8 (88,5-100,0)
PPV, % 93,2 (81,9-97,6) 86,4 (77,1-92,3) 97,9 (87,1-99,7) 74,1 (71,2-76,9) 42,9 (23,5-64,7) 90,9 (58,1-98,6)
NPV, % 72,9 (63,8-80,4) 86,4 (74,6-93,2) 81,8 (71,9-88,8) 25,0 (3,6-74,9) 79,2 (71,8-85,0) 88,2 (79,9-93,4)
LR+ 11,0 (3,7-33,3) 5,2 (2,7-9,7) 37,9 (5,4-264,6) 1,0 (0,9-1,2) 2,16 (0,9-5,3) 28,8 (4,0-207,3)
LR 0,3 (0,2-0,5) 0,1 (0,1-0,3) 0,2 (0,1-0,3) 1,0 (0,1-8,6) 0,8 (0,5-1,1) 0,38 (0,2-0,7)
Acc,% 81,6 (72,7-88,5) 86,4 (78,3-92,4) 89,3 (81,7-94,6) 71,0 (58,1-81,8) 79,97 (58,1-81,8) 88,7 (78,1-95,3)
Индекс J Юдена 0,654 (0,501-0,773) 0,721 (0,580-0,843) 0,803 (0,667-0,895) 0,003 (0,0-0,005) 0,201 (0,014-0,494) 0,603 (0,332-0,813)
AUC 0,827 (0,74-0,894) 0,860 (0,778-0,921) 0,901 (0,827-0,951) 0,499 (0,369-0,628) 0,601 (0,468-0,723) 0,802 (0,681-0,892)
р 0,0001 <0,0001 <0,0001 0,970 0,143 <0,0001

Т. Mansoor и соавт. анализировали чувствительность и специфичность классификационных критериев ACR 1990 г. и пересмотренных критериев ACR 2016 г. у 59 пациентов с ГКА, которым проводилась биопсия височной артерии. До биопсии AUC составила 0,602 для критериев ACR 1990 г. и 0,693 для пересмотренных критериев, после биопсии – 0,878 и 0,906, соответственно. В нашем исследовании показатель AUC был ниже – 0,723 для критериев 1990 года и 0,770 для пересмотренных критериев. Разница в данных, вероятно, обусловлена меньшим количеством биопсий височной артерии в нашей выборке [20].

Классификационные критерии ACR/EULAR 2022 г. были валидированы в клиническом исследовании у 238 пациентов с ГКС и 213 контрольных пациентов [12]. Чувствительность их составила 87,0%, специфичность – 94,8%. В нашем исследовании чувствительность новых критериев была несколько ниже (71,4%), в то время как специфичность оказалась сопоставимой (97,5%).

Значения отношения правдоподобия положительного результата свидетельствуют о том, что вероятность наличия заболевания у пациента с ГКА, диагности рованного по критериям ACR 1990 г. и 2016 г. и критериям ACR/EULAR 2022г., в 5, 11 и 37 раз, соответственно, выше, чем у пациента без ГКА. Однако отношения правдоподобия отрицательного результата не достигли целевых значений (<0,1). Соответственно, все критерии не являются оптимальными для исключения диагноза у пациентов с предполагаемым ГКА. Самой высокой диагностической точностью характеризовались классификационные критерии ACR/EULAR 2022 г., которые предполагают применение для диагностики ГКА не только биопсии височной артерии, но и различных неинвазивных методов, в частности ультразвукого исследования. Таким образом, использование последних не только позволяет избежать инвазивного вмешательства, но и способствует повышению точности диагностики ГКА.

В последнее время выделяют несколько клинических фенотипов ГКА, в том числе с преобладанием клинических проявлений поражения черепных или внечерепных артерий или конституциональных симптомов [5,6,21]. При четвертом фенотипе наблюдаются только симптомы РПМ, однако при инструментальном исследовании определяется поражение крупных сосудов [21].

В нашем исследовании черепной ГКА был доминирующим фенотипом заболевания. Сходные результаты были получены в ретроспективном исследовании, которое проводилось в двух французских центрах [21]. Количество пациентов с внечерепным фенотипом и фенотипом РПМ в нашей выборке было недостаточным для статистического анализа, поэтому мы оценивали диагностическую точность классификационных критериев только при черепном и конституциональном фенотипах ГКА. Критерии EULAR/ACR 2022 г. обладали самыми высокими диагностической точностью и эффективностью как при черепном, так и конституциональном фенотипах (индекс J Юдена 0,803 и 0,603, AUC 0,901 и 0,802, Acc 89,3% и 88,7%, соответственно). Критерии ACR 1990 г. и пересмотренные критерии ACR 2016 г. характеризовались диагностической точностью и эффективностью только при черепном фенотипе ГКА.

Наше исследование имеет ряд ограничений. Оно было ретроспективным и проводилось на базе одного центра, хотя клиника им. Е.М. Тареева на протяжении многих лет занимает ведущие позиции в изучении системных васкулитов. Размер выборки пациентов был относительно небольшим, так как ГКА относится к редким заболеваниям. Пациентов обследовали в рамках обычной клинической практики, поэтому выбор методов исследования диктовался не только клиническими показаниями, но и их доступностью. Соответственно, у части пациентов не были выполнены инструментальные исследования, что могло оказать влияние на адекватность формирования контрольной группы, поскольку в настоящее время выделяют фенотип ГКА, клинически проявляющийся исключительно симптомами РПМ.

Заключение

В условиях реальной клинической практики у пациентов с ГКА наибольшую диагностическую оценку имели новые классификационные критерии EULAR/ACR 2022 г. Все три набора критериев характеризовались более высокой точностью при черепном фенотипе ГКА, однако критерии ACR/EULAR 2022 г. оказались достаточно информативными и при конституциональном фенотипе заболевания. Разработка новых классификационных критериев имеет важное значение для дальнейшего изучения ГКА. Хотя классификационные критерии должны использоваться у пациентов с установленным диагнозом первичного системного васкулита [22], они неизбежно будут применяться и с диагностической целью. Высокая точность критериев ACR/EULAR 2022 г. косвенно подтверждает диагностическое значение неинвазивных методов исследования крупных сосудов.

Используемые источники

  1. Мухин Н.А., Мешков А.Д., Новиков П.И. и др. Гигантоклеточный артериит: клинические проявления и методы ранней диагностики. Клин фармакол тер 2015;24(3):79-85 [Mukhin NA, Meshkov AD, Novikov PI, et al. Giant cell arteritis: clinical manifestations and early diagnosis. clinical manifestations, diagnosis and treatment. Klinicheskaya farmakologiya i terapiya = Clin Pharmacol Ther 2015;24(3):79-85 (In Russ.)].
  2. Jennette JC. Overview of the 2012 revised International Chapel Hill Consensus Conference nomenclature of vasculitides. Clin Exp Nephrol 2013;17(5):603-6.
  3. Бекетова Т.В., Сатыбалдыев А.М., Денисов Л.Н. Международные рекомендации по ведению больных гигантоклеточным артериитом и ревматической полимиалгией: итоги 2015 года. Научно-практическая ревматология 2016;54(4):390-4 [Beketova TV, Satybaldyev AM, Denisov LN. International guidelines for the management of giant cell arteritis and polymyalgia rheumatica: The 2015 results. Rheumatology Science and Practice 2016;54(4):390-4 (In Russ.)].
  4. Филатова Е.Е., Чачило Е.В., Буланов Н.М. и др. Гигантоклеточный артериит в сочетании с ревматической полимиалгией: клинические проявления, диагностика и лечение. Клин фармакол тер 2022;31(1):75-82 [Filatova E, Chachilo E, Bulanov N, et al. Giant-cell arteritis and polymyalgia rheumatica: clinical manifestations, diagnosis and treatment. Klinicheskaya farmakologiya i terapiya = Clin Pharmacol Ther 2022;31(1):75-82 (In Russ.)].
  5. de Boysson H, Lambert M, Liozon E, et al. Giant-cell arteritis without cranial manifestations: Working diagnosis of a distinct disease pattern. Medicine (Baltimore) 2016;95(26):e3818.
  6. Hamidou MA, Batard E, Trewick D, et al. Silent versus cranial giant cell arteritis. Initial presentation and outcome of 50 biopsy-proven cases. Eur J Intern Med 2005;16(3):183-6.
  7. Филатова Е.Е., Буланов Н.М., Мешков А.Д. и др. Поражение экстракраниальных артерий при гигантоклеточном артериите по данным позитронноэмиссионной и компьютерной томографии. Научно-практическая ревматология 2023;61(1):106-11 [Filatova EE, Bulanov NM, Meshkov AD, et al. Damage to extracranial arteries in giant cell arteritis according to PET/CT. Rheumatology Science and Practice 2023;61(1):106-11 (In Russ.)].
  8. Hunder GG, Bloch DA, Michel BA, et al. The American College of Rheumatology 1990 criteria for the classification of giant cell arteritis. Arthritis Rheum 1990;33(8):1122-8.
  9. Lie JT. Illustrated histopathologic classification criteria for selected vasculitis syndromes. Arthritis Rheum 1990;33(8):1074-87.
  10. Salehi-Abari I. 2016 ACR revised criteria for early diagnosis of giant cell (temporal) arteritis. Autoimmune Dis Ther Approaches 2016;3:1-4.
  11. Watts RA. Evolving concepts in classification of systemic vasculitis: where are we and what is the way forward? Int J Rheum Dis 2019;22:21-7.
  12. Ponte C, Grayson PC, Robson JC, et al. 2022 American College of Rheumatology/EULAR classification criteria for giant cell arteritis. Ann Rheum Dis 2022;81(12):1647-53.
  13. Üsküdar Cansu D, Üsküdar Teke H, Korkmaz C. Temporal artery biopsy for suspected giant cell arteritis: a retrospective analysis. Rheumatol Int 2021;41(10):1803-10.
  14. Roth AM, Milsow L, Keltner JL. The ultimate diagnoses of patients undergoing temporal artery biopsies. Arch Ophthalmol 1984;102(6):901-3.
  15. Gonzalez-Gay MA, Garcia-Porrua C, Llorca J, et al. Biopsy-negative giant cell arteritis: clinical spectrum and predictive factors for positive temporal artery biopsy. Semin Arthr Rheum 2001;30:249-56.
  16. Hay B, Mariano-Goulart D, Bourdon A, et al. Diagnostic performance of 18FFDG PET-CT for large vessel involvement assessment in patients with suspected giant cell arteritis and negative temporal artery biopsy. Ann Nucl Med 2019;33(7):512-20.
  17. Moiseev S, Smitienko I, Bulanov N, Novikov P. The role of temporal artery biopsy in patients with giant-cell arteritis is debated. Ann Rheum Dis 2019;78(4):e31.
  18. Wiberg F, Naderi N, Mohammad AJ, Turesson C. Evaluation of revised classification criteria for giant cell arteritis and its clinical phenotypes. Rheumatology 2022;61(1):383-7.
  19. Rubenstein E, Maldini C, Gonzalez-Chiappe S, et al. Sensitivity of temporal artery biopsy in the diagnosis of giant cell arteritis: a systematic literature review and meta-analysis. Rheumatology 2020;59(5):1011-20.
  20. Mansoor T, Lynch NP, Rifai H, et al. Utilization of the revised American College of Rheumatology (rACR) scoring to avoid unnecessary temporal artery biopsies - a case series. Med Sci 2022;10(1):11.
  21. de Boysson H, Liozon E, Ly KH, et al. The different clinical patterns of giant cell arteritis. Clin Exp Rheumatol 2019;37(Suppl 117):57-60.
  22. Aggarwal R, Ringold S, Khanna D, et al. Distinctions between diagnostic and classification criteria? Arthritis Care Res (Hoboken) 2015;67(7):891.

Версия на английском языке